Заказ экскурсии

Автор: Лыткин Дмитрий Сергеевич, научный сотрудник. 

 

Вступление.

Симеоновская церковь, самая молодая из храмов г.Соликамска, построена на новом городском кладбище в 1907 году. Она небольшая  и в архитектурном смысле ничем особо не примечательная по сравнению с другими более древними соликамскими церквями. Только ознакомившись с ее историей, начинаешь понимать, что она во многом единственная. Да, именно так — это единственная церковь  в городе, «пережившая» 20-е и 30-е годы, когда были закрыты все монастыри  и храмы города и района.

К началу Великой Отечественной войны именно этот храм почти полностью сохранил свое внутреннее убранство и оставался единственным действующим. В 1936 г. церковь лишилась причта, но не была закрыта и приспособлена под какое-либо учреждение или предприятие. Верующие продолжали приходить сюда и молиться. И, наконец, именно в этой церкви во время Великой Отечественной войны  была вновь официально возобновлена церковная служба. Об этом мало кто знает и уже мало кто помнит, но такое решение было принято Соликамским горсоветом  24 декабря 1942 г. Именно в этом храме совершались церковные службы во время Великой Отечественной войны  и жители молили Бога о даровании нам Победы.

Кладбищенская церковь Симеона Верхотурского. Часть 1.

Симеоновская церковь

Каменная кладбищенская церковь была заложена 6/19 августа 1900 г. во имя святого праведного Симеона Верхотурского Чудотворца. Поскольку местом строительства ее было  новое городское кладбище, появилось еще одно название – «ново-кладбищенская». Наименование «ново-кладбищенская» или Симеоновская кладбищенская употреблялось не только среди горожан, но и часто встречается в официальных церковных документах. Из-за этого впоследствии произошел казус с названием этой церкви. В некоторых современных изданиях и публикациях ее ошибочно именовали церковью Симеона Столпника. Вероятно, предыдущие исследователи исходили из того, что храм был приписной к Спасской церкви, а у последней был придел освященный во имя Симеона Столпника.  Конечно, более старшее поколение еще помнило истинное название кладбищенского храма, но это были лишь устные воспоминания отдельных людей. Документов, проливающих свет  по данному вопросу,  долгое время найти не удавалось.

В 2012 году зав. сектором Соликамского краеведческого музея Натальей Валерьевной Мелкомуковой  был обнаружен документ с записью от 7 августа 1900 г. «О заложении 6 августа каменного храма во имя Святого Праведного Симеона Верхотурского Чудотворца, что на новом городском кладбище».

Таким образом, свидетельство отдельных старожилов города было документально подтверждено.

Сооружение Симеоновского храма осуществлялось на средства почетных потомственных граждан г.Соликамска братьев Василия Александровича и Ивана Александровича Рязанцевых и закончилось оно в 1907 г. Небольшая,  каменная, с такой же колокольней, церковь являлась приписной к градо-Соликамской Спасской церкви и причта своего не имела. Храм был полностью обеспечен  церковной утварью, облачением и пр. На 16 ноября 1918 г. в церкви вместе с иконостасом  насчитывалось всего 45 икон, из них одна — в серебряной позолоченной ризе, одна —  с серебряными украшениями и две – в медных ризах. На колокольне храма было 10 медных колоколов общим весом около 100 пудов.

В первые годы советской власти служба в церкви  продолжалась по-прежнему, как в приписной, и причта своего она по-прежнему не имела. К концу 20-х годов отношение городских властей к церкви меняется не в лучшую сторону. В 1927 г. не далеко от Соликамска началось строительство первого в стране калийного рудника, и в связи с этим в город прибывает много людей для работы на этом промышленном объекте. Кроме того, в 1928 г. было принято решение о переводе административного центра Верхне-Камского округа из г. Усолья в г. Соликамск, и, следовательно, для всех переводимых окружных учреждений и их сотрудников тоже требовались помещения. В результате резкого роста населения возникает острый жилищный кризис. Норма жилплощади на 1 человека в г. Соликамске на 1929 г. составляет всего 3,98 м2. В итоге с 1928 г. власти  начинают закрывать храмы и использовать их под различные с хозяйственные нужды. К декабрю 1929 г. в городе из 13 церквей оставалось действующими только 6. На заседании президиума Соликамского горсовета от 31 декабря 1929 г. принимается решение «о закрытии двух молитвенных зданий летней и зимней Спасской церкви» для использования их под курсы ЦИТ, а старо-кладбищенскую церковь — под детские ясли.

Симеоновская церковь, 30-е годы

Президиум Верхне-Камского окрисполкома  на заседании 10 января 1930 г. с постановлением Соликамского горсовета согласился и принял решение закрыть все три церкви  «для использования под культурно-политическое обслуживание рабочих». Таким образом, весь приход Спасской летней и Архангельской зимней церквей перемещается в ново-кладбищенскую церковь, и она становится уже не приписной, а приходской. Более того, с перемещением Спасского прихода в Симеоновскую церковь к ней автоматически приписывается вместе с приходом  Кононовская церковь села Попова, которая тоже являлась приписной к Спасской церкви. В результате закрытия властями к 1930 г.  двух городских соборов  ново-кладбищенская церковь остается формально единственной действующей в г. Соликамске, а после закрытия в 1936 г приписной к ней Кононовской церкви села Попова (село входило в черту города)  — фактически единственной. К 1935 г. все верующие ранее существовавших  приходов  города и пригородных поселков вынуждены были пользоваться одной Семеновской церковью.

Но власть продолжала наступать на Церковь используя для этого другую, «новую церковь» – обновленческую. Так, постановлением Соликамского горсовета от 7  октября 1935 г. был расторгнут договор на пользование молитвенным зданием ново-кладбищенской церкви со Спасской религиозной общиной тихоновской ориентации. Причиной послужило нарушение прихожанами договора, выразившееся   якобы в незаконном хранении денежных сумм общины:  «… денежные суммы хранились в потайниках, а не в сберегательной кассе вследствие чего произошло несколько краж этих средств». Кроме того, общине вменялись также «вредительские действия» с разменной серебряной монетой: «…было растоплено в печке более 150 рублей». Сейчас трудно сказать, что из этого было правдой, а что вымыслом, но Симеоновский храм вместе с приписной Кононовской церковью у Спасской общины отобрали и тут же передали религиозной общине обновленческого толка с  территорией обслуживания г. Соликамска и пригородных поселков. При этом службу в храме продолжали те же священнослужители, что и прежде —  Антонин Бухряков и Дмитрий Соловьев. Всего через год, в декабре месяце, решением Ворошиловского райисполкома обоих священников будут снимут с регистрации служителей религиозного культа и отстранят от служения  «как организаторов и участников расхищения общественных средств».

Так храм остался без священников и церковных служб. Казалось бы, власть могла на этом успокоиться и неприятности прихожан закончились бы, но этого не случилось. Приближались годы наиболее массовых сталинских репрессий в СССР  — 1937-1938 гг.,  так называемый период «большого террора». Это время раскрытия органами НКВД  крупных террористических, шпионско-диверсионных, контрреволюционных повстанческих организаций. Время, когда расследование дел было поставлено на поток. Как и по всей стране, в г. Соликамске органами НКВД тоже велась такая работа. Так, в феврале 1938 г. Ворошиловским РО НКВД была выявлена «контрреволюционная повстанческая организация церковников кладбищенской церкви  г. Соликамска». По данному делу 6 февраля 1938 г. было арестовано 15 человек. Это бывший настоятель церкви Анатолий (Антонин) Иванович Бухряков, диакон Анатолий Михайлович Заводчиков и еще 13 человек из числа прихожан ново-кладбищенской церкви. В результате наскоро проведенного следствия все 15 человек были приговорены к высшей мере наказания  и 10 марта 1938 г. расстреляны.  Вследствие этих репрессий Симеоновская церковь осталась не только без причта, но и без части прихожан. Но даже такие действия властей не могли отвернуть народ от Бога. Люди продолжали верить, молиться и приходить в этот храм. Об этом свидетельствует ряд публикаций в местной газете за 1940 г., в которых власти сетуют на плохую работу по антирелигиозной пропаганде в городе: «В день «девятой пятницы» в кладбищенской церкви города Соликамска немало людей справляло поминки об умерших. Это наглядно показывает, что в городе антирелигиозная работа ведется очень слабо». Так  открытая, но без причта, без церковного богослужения церковь оставалась до Великой Отечественной войны.

С началом войны отношение власти к Церкви кардинально меняется – это уже не враг, а союзник, помощник в борьбе с фашистской Германией. Из прессы, в том числе и местной, исчезают статьи антирелигиозного характера. Более того, в местных газетах начинают помещать статьи из центральной прессы с информацией об оказываемой Русской Православной Церковью помощи Красной Армии в борьбе с врагом. По стране постепенно начинают открывать храмы и восстанавливают в них церковную службу, в том числе и на территории Молотовской (Пермской) области.

Пользуясь этим,  церковный совет кладбищенской церкви подает в горисполком на рассмотрение заявление с просьбой утвердить в соликамской кладбищенской церкви служителя культа и прилагает при этом анкету подобранной ими кандидатуры. Горисполком, в свою очередь, приняв эту информацию к сведению,  не отказывая, рекомендует церковному совету ходатайствовать по данному вопросу и в другие инстанции: Московскую Патриархию, облисполком, гор. отдел НКВД. В виду отсутствия на тот момент в Молотовской епархии архиерея назначение на приход можно было получить только в Патриархии, что и было сделано членами церковного совета. Такое назначение от 29 ноября 1942 г. было выдано на имя священника Евфимия Алексеевича Бесщапова. Именно на основании этого документа Соликамский горисполком принимает решение от 24 декабря 1942 г.: «Удовлетворить ходатайство общины верующих и допустить  гражданина Бесщапова Е.А. к исполнению функций священника кладбищенской церкви». Так в Соликамске возобновилось церковное служение.

Первое время весь причт ново-кладбищенской церкви состоял лишь из одного священника Е.А. Бесщапова, но это продолжалось не долго. Уже с февраля 1943 г. в церкви начинает служение второй священник —  Дмитрий Спиридонович Соловьев, место псаломщика продолжало оставаться вакантным. Можно себе представить ту нагрузку в служении, которая легла на плечи этих двух священников. Вероятно, по этой причине епископом Молотовским и Соликамским  Александром (Толстопятовым) указом  от 22 декабря 1943 г. к Симеоновской церкви назначается третьим священником  Валентин Александрович Попов.

Таким образом, одна небольшая кладбищенская церковь со штатом из трех священников удовлетворяла религиозные потребности жителей г. Соликамска и всего Соликамского района вплоть до 1947 г. В ново-кладбищенской церкви шла служба в самое тяжелое для нашей страны время. Именно в храме Семена Верхотурского соликамцы молились о победе русского оружия над фашизмом. Здесь просили Бога о том, чтобы их близкие вернулись с войны живыми и невредимыми. Именно поэтому эта церковь для нашего города в какой-то степени тоже является символом победы в Великой Отечественной войне.

Ссылки у автора.